277948-1200«Целый ряд факторов сложился таким образом, что мы не взошли. Это была необычная экспедиция. Очевидно, никто из нас не мог предполагать, что поедет на спасработы на Нанга Парбат. В мои планы не входило ломать нос, а Рафал Фроня не планировал преждевременно возвращаться домой. Никто из нас не ожидал, что Денис Урубко покинет экспедицию раньше.

Это тоже внесло сумятицу в наши планы. И не будем забывать, что речь идет о К2, очень сложной горе, и что дело происходит зимой». Прим.: Слова Кшиштофа Велицкого перед вылетом в экспедицию: «Как оцениваются шансы на успех? Пять процентов. Но если бы мы не принимали таких вызовов, 10 из 14 восьмитысячников не были бы нашими. Ведь тогда каждый бы с самого начала так рассуждал: зачем ехать, если шанс – всего пять процентов…» «Мне кажется, эту гору можно победить зимой, – продолжает Адам Белецкий. – Более того, теперь я даже оптимистичнее смотрю на эту затею, чем когда мы выезжали из Польши. Мы с Денисом достигли высоты 7400 метров. В тот день, когда мы совершали нашу разведку, погода была потрясающая. Если бы у нас в тот момент была соответствующая акклиматизация, то взойти на вершину было бы более чем реально. Теперь мы изучили эту гору. Перед отъездом я считал зимнее восхождение по маршруту Абруцци чем-то из области фантастики, ввиду трудностей, связанных с прохождением Черной Пирамиды. Но мы прошли ее, и оказалось, дело обстоит не так уж плохо. Такое знакомство с ребром Абруццкого – очень ценный для меня опыт. И я, безусловно, вижу смысл вернуться именно на этот маршрут – следующей зимой или позже. Нам в команде нужно будет обсудить, какие ошибки мы здесь допустили. Впрочем, пока еще слишком рано загадывать, когда будет следующая экспедиция на К2».

Официальное сообщение Polski Himalaizm Zimowy от 06 марта: Сегодня в 15:50 по пакистанскому времени вертолет эвакуировал оператора телевизионной группы TVN24 с подозрением на горную болезнь. Его сопровождает журналист TVN24 Роберт Ялоха. «Симптомы были очень острые, мы даже подозревали отек мозга, – говорит врач экспедиции Пшемыслав Гула. – Проблема была в том, что из-за неблагоприятных метеоусловий мы не имели возможности эвакуировать его в тот же день, когда болезнь дала о себе знать. Вертолет смог прилететь только на пятые сутки. Всё обошлось интенсивным лечением на месте – фармакологическим и с использованием кислорода. К счастью, через сутки состояние больного

Официальное сообщение Polski Himalaizm Zimowy от 07 марта: Для тех, кого это может касаться, я бы хотел сообщить, что агентство JASMINE TOURS является главным организатором Польской Зимней Экспедиции на К2, а также оказывало услуги по организации треккинга польской пары к базовому лагерю К2. Они провели в базе 3 дня и были гостеприимно приняты польской командой. Когда они собирались обратно, Денис Урубко спросил, может ли он присоединиться к их треккинговой команде на пути вниз в Скарду, и они согласились. Также, по медицинским показаниям, врач экспедиции посоветовал одному из пакистанских альпинистов примкнуть к их группе. От лица треккингового агенства я могу гарантировать, что команда была полностью обеспечена всем необходимым для безопасного и комфортного пересечения ледника Балторо, включая еду (которую готовил повар и его команда), палатки – в транспортировке всего этого были задействованы 15 портеров JASMINE TOURS. От Асколе до Скарду была перевозка на джипах, затем ночь в Скарду, рейс в Исламабад, и там я лично встретил группу и проводил Дениса на обратный рейс при содействии Польского Альпийского Клуба. Всё было очень слаженно. Асгар Али Порик, главный исполнительный директор JASMINE TOURSулучшилось. Но метод лечения горной болезни один – только спуск». 07 марта Денис Урубко прилетел в Польшу. В аэропорту Варшавы его встретил Посол Франции. Он лично поблагодарил Дениса за участие в спасработах Элизабет Револь и подарил ему букет роз. Денис поделился свежими впечатлениями с журналистами Sport.pl: Об экспедиции «Пока я был «солдатом» в этой экспедиции, я делал всё, что решал руководитель. В лагере была странная атмосфера, она не располагала к «бойцовскому» восхождению, не чувствовалось соревновательного духа. Отношения были выстроены не совсем правильно. Я считаю, что шансы взойти на вершину были. 10 – 12 февраля была хорошая погода, 20-го – тоже. < ... > Я потратил полгода своей жизни… в никуда. Простите, но это так. Я работал в большой команде, это была серьезная ответственность. Приятный момент состоял в другом – не в том, что я делал для достижения вершины. Но это был тоже важный опыт. Теперь у меня совершенно другое представление о К2, о зиме в Пакистане. Несколько лет назад у меня были определенные опасения по поводу терроризма, но сейчас понимаю, что там безопасно. И психологически готов для следующей попытки».

О том, что случилось – Вы расстроены поведением Кшиштофа Велицкого? – Да нет, я сейчас доволен, что стою здесь, в Польше, мечтаю о кофе с молоком, о предстоящих экспедициях с друзьями. Это важно. А то, что было там… Позже будет проанализировано, что там было так, а что не так... Шаг за шагом добьемся, чтобы в следующий раз всё получилось. О планах на К2 «Мы с Богуславом Магрелем (прим.: бывший председатель Польского Альпийского клуба) будем искать финансирование, чтобы предпринять следующую попытку на К2. Зимой там хорошо. У меня уже есть большой опыт – с севера, с юга. Возможно, мы вернемся туда. Минимум, через 2 – 3 года. Важную роль тут играет психологический аспект. Я дважды был не так далеко от вершины и дважды поворачивал назад. Сейчас мне не так просто помыслить об этом снова, но надеюсь, после передышки, тренировок и восхождений на менее высокие горы, мы с поляками, с моими друзьями, будем готовы к тому, чтобы попробовать осуществить эту затею». Как добавляет sport.pl, Денис не собирается расставаться с польскими гималаистами: в числе своих возможных партнеров он назвал Адама Белецкого и Марчина Качкана – «своего лучшего друга», а своей следующей зимней целью обозначил Броуд Пик или Гашербрум I. Тему о вероятности дальнейшего сотрудничества с Кшиштофом Велицким Денис предпочел не развивать: «Посмотрим, всё будет зависеть от того, как будут развиваться события в ближайшие два – три года». Как сообщает sport.pl 7 марта, «пакистанские портеры только что выдвинулись из дер. Асколе (3000 м) и сейчас находятся на пути в базовый лагерь (5135 м). Портеры помогут команде демонтировать лагерь и перенести в цивилизацию самые необходимые вещи. Весной, когда сойдет снег, агент экспедиции снова наймет портеров для транспортировки вниз остального имущества: палаток, кухни, столовой. Потом груз переправят в Польшу. А перильные веревки и

палатки, которые остались на стене К2, скорее всего, там и останутся. Во время летних экспедиций их обычно снимают с горы, чтобы не мусорить, но в данном случае убрать их не удастся ввиду повышенной лавиноопасности». 8 марта В базе занимаются уборкой, распределением и упаковкой снаряжения. Как передает начальник базы Петр Снопчиньски, из передового лагеря (ABC) в базовый уже перенесены все вещи – снаряжение, веревки, спальные мешки, палатки, часть продовольствия. Также портеры совершили выход до Лагеря 1 и вынесли снаряжение оттуда. Погода стоит хорошая, но наверху – гораздо хуже. 9 марта В хлопотах по сборам нашлось время для приятных воспоминаний – в базе отмечали годовщину первого зимнего восхождения на Гашербрум I. Шесть лет назад на вершине стояли Адам Белецкий и Януш Голомб. Официальное сообщение Polski Himalaizm Zimowy от 10 марта: Возвращение участников экспедиции планируется 21 марта. Тем временем группа телепередачи «Fakty TVN» вернулась в Польшу. Побывав, по собственному признанию, «как на другой планете», журналист Роберт Ялоха и оператор Мачей Семашко поведали о психологическом климате в базовом лагере и о роли высоких технологий: «Атмосфера под К2 была далеко от идиллической. Отношения между гималаистами, вообще, всегда напряженные. Кажется, Адам Белецкий когда-то сказал, что легче найти жену, чем напарника на восхождение. Эмоции бывали самые разные. Когда люди собираются в таком замкнутом пространстве, пусть и сосредоточенные на одной цели, то это всегда чревато крайностями – от любви и уважения до ненависти. Случались и конфликты – впрочем, как и везде. Было 12 индивидуалистов. Они друг другу не чужие, много вместе ходили: Адам Белецкий и Януш Голомб вместе были на Гашербруме I, Артур Малек с Адамом Белецким – на Броуд Пике. Это люди, которые хорошо знают друг друга, и это отчасти помогало… Но, как мне видится, отрицательную роль сыграло наличие интернета в базе. Петр Снопчиньски вспоминал, что в прежних экспедициях, когда изоляция длилась шесть недель, никто не занимался в это время тем, что дома сломался утюг или у жены проблемы на работе. Была полная концентрация на горе, чтобы быстро взойти и вернуться домой. А здесь мы шутили: как бы

не вышло так, что историческими фотографиями с горы будут наши посиделки в базе, с телефонами в руках». «У нас была отдельная палатка-столовая, где мы, в основном, занимались монтажом и отправкой материалов, а по соседству альпинисты играли в карты, шахматы... Ох, уж эти захватывающие турниры Кшиштофа Велицкого и Адама Белецкого:)» Высказалась группа «Fakty TVN» и о «военной обстановке» на первоначальном маршруте Чесена: «Практически всем участникам досталось камнями. Стороной это обошло только Кшиштофа Велицкого и Петра Снопчиньского»

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Авторизация

Погода в Алматы

snowdragons2

 

snowdragons1

 

snowdragons3

 

snowdragons4

 

О сайте

Сайт www.mount.kz был создан командой "Снежных драконов" - путешественников и искателей приключений, которые живут в городе Алматы у подножия самого северного хребта горной страны Тянь-Шань.

1madina.png2tailan_group.png3restoran-tailan.png4xoz.png5mountkz.png6tailancopy.png
Яндекс.Метрика